Ярослава Пулинович

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Главная » 2015 » Февраль » 14 » Педагогическая поэма (инсценировка Ярославы Пулинович)
13:42
Педагогическая поэма (инсценировка Ярославы Пулинович)

ЯРОСЛАВА ПУЛИНОВИЧ

Педагогическая поэма

(по мотивам одноименного романа А.С. Макаренко)

Действующие лица:

Макаренко Антон Семенович,

Екатерина Григорьевна,

Лидия Петровна,

Калина Иванович,

Задоров Евгений,

Бурун Игорь,

Таранец Матвей,

Гуд Илья,

Волохов Артем,

Бендюк Андрей,

Тоська,

Раиса,

Другие воспитанники трудовой колонии,

Шарин,

Заведующий НаоОбраза,

Медсестра,

Чекисты,

Мусий Карпович и его сыновья,

Мужик,

Мужчина,

Чиновник,

Беспризорник

И другие.

Н.Коляде и нашим учителям посвящается

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

1.

Станция. Грохочут поезда, проносясь мимо. Сквозь мельтешащие дыры между брюхами вагонов видны: плохо окрашенное деревянное здание вокзала, укутанные в шали торговки горячей картошкой и молоком, железнодорожный рабочий, покосившиеся заборы, извозчик на лошади, маленький оборванец, снующий между торговок в поисках наживы. Одна из торговок замечает мальчика, лениво замахивается на него. Беспризорник отбегает на безопасное расстояние и строит торговке «рожу». Поезд скрежещет, мельтешение вагонов замедляется. Остановка.

Из поезда вместе с другими пассажирами выходит невысокий немолодой уже господин. Это Антон Семенович Макаренко. К нему подбегает мужчина в ватном пальто – Илья Гуд.

ГУД    Антон Семенович, скорее, пойдемте!

Гуд уводит Антона Семеновича за вокзал. Здесь, в палисаднике в окружении голых деревьев и мартовской капели он, наконец, обнимает учителя.

ГУД        Как я рад вас видеть!

МАКАРЕНКО   Да. Это странно, что все вот так….

ГУД              Ничего. Рано или поздно они разберутся. В это дело вмешаются….

МАКАРЕНКО    Если к этому времени меня не расстреляют.

ГУД                  Ну что вы такое говорите, Антон Семенович!

МАКАРЕНКО   Все очень серьезно, Илья. Увы.

ГУД                Но ведь четыре года назад разобрались!

МАКАРЕНКО   Четыре года назад было другое.

ГУД             А что было?

Пауза.

МАКАРЕНКО На меня написали донос, Илья. Серьезный донос.

ГУД               Кто?

МАКАРЕНКО  Кто-то из НарОброза. Думаю, Шарин. Других вариантов я не вижу. Мне теперь не выпутаться.

ГУД             Они разберутся. Так быть не может, чтобы вас посадили. Так просто не бывает.

Пауза.

МАКАРЕНКО Ну а ты как тут устроился?

ГУД      Я? Хорошо. Да вы же все знаете, Антон Семенович. Агрономом я. Руковожу на селе. Вот послезавтра уезжаю в колхоз и до поздней осени.

МАКАРЕНКО   Не женился?

ГУД    Да вроде нет. (Улыбается) Мне же все подавай таких девчат, как наши колонистки – чтоб и работала, и слово держала, и ученая и не заносилась больно. А тут в городе где таких возьмешь – либо интеллигентки, либо сами знаете, какие….

МАКАРЕНКО Ну а в колхозе?

ГУД          Ой, что там, в колхозе! Одни граки да грачки! А как там наши, Антон Семенович?

МАКАРЕКО   Да ведь я их давно уже не видал, Илья. Думаю, ничего плохого с ними не случилось. Дерутся, учатся, работают, влюбляются…. Как всегда.

ГУД        Узнаю горьковцев!

Гуд протягивает Макаренко бумажный сверток.

ГУД    Я вам тут принес, Антон Семенович. Не ругайтесь, что на рынке удалось достать. Да кой-что из своего пайка.

МАКАРЕНКО Гуд, ну что ты! Вы, колонисты, меня уже вторую неделю кормите, как какого-то буржуя. Скоро пузо отвиснет.

ГУД   Скажите тоже!

Гудок паровоза.

МАКАРЕНКО  Поезд. Пора.

ГУД Пойдемте, я вас провожу.

МАКАРЕНКО Не провожай. Мало ли что.

Макаренко быстрым шагом идет на перрон. Запрыгивает в свой вагон. Поезд трогается.

Макаренко стоит в коридоре вагона, смотрит в окно. За окном замельтешили дома и деревья. Антон Семенович рисует пальцем на окне решетку.

 

2.

1920 год. Грязный прокуренный кабинет. Заведующий НарОброза и Макаренко.

ЗАВЕДУЮЩИЙ                               Не в зданиях, брат, дело, важно нового человека воспитать, а вы, педагоги, саботируете все: здание не такое, и столы не такие. Нету у вас этого самого вот… огня, знаешь, такого – революционного. Штаны у вас навыпуск!

МАКАРЕНКО                    У меня как раз не навыпуск.

ЗАВЕДУЮЩИЙ                               Ну, у тебя не навыпуск… Интеллигенты паршивые!.. Вот ищу, ищу, тут такое дело большое: босяков этих самых развелось, мальчишек – по улице пройти нельзя, и по квартирам лазят. Мне говорят: это ваше дело, наробразовское… Ну?

МАКАРЕНКО                    А что – «ну»?

ЗАВЕДУЮЩИЙ                               Да вот это самое: никто не хочет, кому ни говорю – руками и ногами, зарежут, говорят. Вам бы это кабинетик, книжечки… Очки вон надел…

МАКАРЕНКО                    Смотрите, уже и очки помешали!

ЗАВЕДУЮЩИЙ                               Я ж и говорю, вам бы все читать, а если вам живого человека дают, так вы, это самое, - зарежет меня живой человек. Интеллигенты!

МАКАРЕНКО                    Вот послушайте меня…

ЗАВЕДУЮЩИЙ                               Ну, что «послушайте»? Ну, что ты можешь такого сказать? Скажешь: вот если бы это самое… как в Америке! Я недавно по этому случаю книжонку прочитал, – подсунули. Реформаторы… или как там, стой!

МАКАРЕНКО                    Реформаториумы. Учреждения для перевоспитания несовершеннолетних правонарушителей в некоторых капстранах.

ЗАВЕДУЮЩИЙ                               Вот. Точно. Ну, так этого у нас еще нет.

МАКАРЕНКО                    Нет, вы послушайте меня.

ЗАВЕДУЮЩИЙ                               Ну, слушаю.

МАКАРЕНКО                    Ведь и до революции с этими босяками справлялись. Были колонии малолетних преступников…

ЗАВЕДУЮЩИЙ                               Это не то, знаешь… До революции это не то.

МАКАРЕНКО                    Правильно. Значит, нужно нового человека по-новому делать.

ЗАВЕДУЮЩИЙ                               По-новому, это ты верно.

МАКАРЕНКО                    А никто не знает – как.

ЗАВЕДУЮЩИЙ                               И ты не знаешь?

МАКАРЕНКО                    И я не знаю.

ЗАВЕДУЮЩИЙ                               А вот у меня это самое… есть такие в губнаробразе, которые знают…

МАКАРЕНКО                    А за дело браться не хотят.

ЗАВЕДУЮЩИЙ                               Не хотят, сволочи, это ты верно.

МАКАРЕНКО                    А если я возьмусь, так они меня со света сживут. Что бы я ни сделал, они скажут: не так.

ЗАВЕДУЮЩИЙ                               Скажут стервы, это ты верно.

МАКАРЕНКО                    А вы им поверите, а не мне.

ЗАВЕДУЮЩИЙ                               Не поверю им, скажу: было б самим браться!

МАКАРЕНКО                    Ну а если я и в самом деле напутаю?

ЗАВЕДУЮЩИЙ                               Да что ты мне: напутаю, напутаю! Ну, и напутаешь! Чего ты от меня хочешь? Что я не понимаю, что ли? Путай, а нужно дело делать. Там будет видно. Самое главное, это самое… не какая-нибудь там колония малолетних преступников, а, понимаешь, социальное воспитание… Нам нужен такой человек вот… наш человек! Ты его сделай. Все равно, всем учиться нужно. И ты будешь учиться. Это хорошо, что ты в глаза сказал: не знаю. Ну и хорошо.

МАКАРЕНКО                    А место есть? Здания все-таки нужны.

ЗАВЕДУЮЩИЙ                               Есть, брат. Шикарное место. Как раз там и была колония малолетних преступников. Недалеко – верст шесть. Хорошо там: лес, поле, коров разведешь…

МАКАРЕНКО                    А люди?

ЗАВЕДУЮЩИЙ                               А людей я тебе сейчас из кармана выну? Может, тебе еще и автомобиль дать?

МАКАРЕНКО                    Деньги?..

ЗАВЕДУЮЩИЙ                               Деньги есть. Вот получи.

Заведующий достает из стола пачку денег, завернутых в газету.

ЗАВЕДУЮЩИЙ                               Сто пятьдесят миллионов. Это тебе на всякую организацию. Ремонт там, мебелишка какая нужна…

МАКАРЕНКО                    И на коров?

ЗАВЕДУЮЩИЙ                               С коровами подождешь, там стекол нет. А на год смету составишь.

МАКАРЕНКО                    Неловко так, посмотреть бы не мешало раньше.

ЗАВЕДУЮЩИЙ                               Я уже смотрел… что ж, ты лучше меня увидишь? Поезжай – и все.

МАКАРЕНКО                    Ну, добре.

ЗАВЕДУЮЩИЙ                               Вот это молодец! Действуй! Дело святое!

3.

Лето. Разрушенное здание посреди леса без окон и дверей. Макаренко ходит по скрипучему где-то проваливающемуся полу, заглядывает в комнаты. Начинается ливень. Косые струи дождя попадают через окна и проемы дверей в помещение. Через минуту Макаренко весь мокрый. Он втягивает голову в воротник. Закуривает.

4.

По поезду идет мальчик с потянутой рукой. Поет.

Как на дальней сторонке громко пел соловей,
А я мальчик на чужбине, далеко от людей.

Позабыт-позаброшен с молодых юных лет,
Я остался сиротою, счастья-доли мне нет.

Вот и холод и голод, он меня изморил,
А я, мальчик, еще молод это все пережил.

Ох, умру я, умру я, похоронят меня,
И никто не узнает, где могилка моя.

И никто не узнает, и никто не придет,
Только раннею весною соловей пропоет.

Пропоет и просвищет и опять улетит,
А моя скромна могилка одиноко стоит.

5.

Самая большая комната новой колонии для беспризорных детей. Две воспитательницы - Екатерина Григорьевна и Лидия Петровна покрывают длинные столы белым простынями вместо скатертей. Заведующий хозяйственной частью – Калина Иванович, прибивает к двери табличку «Трудовая колония для несовершеннолетних, центральный аппарат», Макаренко из огромного чана черпаком разливает суп по жестяным тарелкам.

МАКАРЕНКО    А знаете, Лидия Петровна, завгубнаробразом меня спросил, подписывая назначение: «Зачем тебе эта девчонка? Она же ничего не знает». А я ему ответил: «Да именно такую и искал. Видите ли, мне иногда приходит в голову, что знания сейчас не так важны. Лидия Петровна – чистейшее существо, я рассчитываю на нее, вроде как на прививку».

ЛИДИЯ                               Правда?

МАКАРЕКНО    Абсолютная.

ЕКАТЕРИНА       (говорит грубым баском) Главное, вовремя объяснить воспитанникам, что Лидочка у нас – педагог, а то глядишь, за свою примут.

ЛИДИЯ                               Я что, похожа на беспризорницу?

ЕКАТЕРИНА       Увы, мы сейчас все похожи на беспризорников. Только кто-то, в отличии от вас, на очень старых беспризорников.

МАКАРЕНКО    Ну что вы, Екатерина Григорьевна, вы прекрасно выглядите!

ЕКАТЕРИНА       Я, кажется, Антон Семенович, не спрашивала у вас, как я выгляжу!

Молчание. Каждый занимается своим делом.

КАЛИНА             (подходит к Макаренко и шепчет ему на ухо)  С такой женщиной нужно очень осторожно поступать…

За дверью слышится шум, грубые мужские голоса.

ЛИДИЯ                               Приехали!

Лидия Петровна, забывшись, крестится, но тут же «ойкает», по-детски «сдувает» с себя крестное знамение. Группа Чекистов вводит шестерых парней. На самом деле, этих беспризорников сложно назвать детьми, выглядят они все гораздо старше восемнадцати лет.

НАЧАЛЬНИК КОНВОЯ  Принимайте детей….

ВТОРОЙ ЧЕКИСТ            Ага, детей их, мать его! Скинули себе по пятерику, и ваши не пляшут.

ЗАДОРОВ                          (один из беспризорников) А ты не знаешь, не гони!

 ВТОРОЙ ЧЕКИСТ           Молчать! С тебя статью пока еще никто не снимал. Узнаю, что совершеннолетний, вмиг по расстрельной пойдешь!

ЗАДОРОВ                          А как ты узнаешь? В штаны заглянешь и по елде определишь?

Смех ребят.

МАКАРЕНКО                    Тихо-тихо-тихо! Ребята! Давайте успокоимся и познакомимся.

НАЧАЛЬНИК КОНВОЯ  (передает Макаренко пачку больших амбарных тетрадей – дел ребят)Ну, знакомьтесь! Счастливо оставаться! (Хохочет)

Чекисты уходят. Макаренко растерянно смотрит на своих подопечных.

МАКАРЕНКО                    Здравствуйте, ребята. Меня зовут Антон Семенович Макаренко, я – заведующий нашей трудовой колонии. Это наши педагоги – Екатерина Григорьевна и Лидия Петровна.

БУРУН                  (Кивая на Лидочку) Ниче такая краля, я б ей ага!

Смех беспризорников.

МАКАРЕНКО                    Попрошу тишины! Это наш заведующий хозяйственной частью – Калина Иванович. Как видите, педагогический состав у нас пока небольшой….

БУРУН                  (кивает на миски с едой) Жрать бум, а, педагогический состав!?

МАКАРЕНКО    И обедать будем тоже. Но перед этим давайте познакомимся. Я буду листать ваши дела и вызывать вас по списку.

Макаренко берет папку с делами воспитанников, открывает первое дело.

МАКАРЕНКО    Задоров Евгений.

ЗАДОРОВ           Ну?

МАКАРЕНКО    Нужно говорить: «Я» или «Я здесь».

ЗАДОРОВ           Ну, здесь я, вы слепой что ли?

БУРУН                  Тута, тута, туточки, закричали уточки….

МАКАРЕНКО    Что у нас? Воровал, был замечен в посещениях притона, попался на краже….

ВОЛОХОВ          Придурок!

ЗАДОРОВ           Слышь, на себя посмотри!

МАКАРЕНКО    Тихо! Приятно познакомиться, Женя. Добро пожаловать в новую жизнь.

Макаренко протягивает руку Задорову. Тот манерно ее пожимает.

ЗАДОРОВ           Взаимно, месье! 

МАКАРЕНКО    Вот и прекрасно. (Смотрит в «дело») Игорь Бурун. Воровство, грабеж.

БУРУН                  (картинно выходит вперед) Опочки! Здеся я! Не ждали?

МАКАРЕНКО    Как раз очень ждали, Игорь. Видите, специально для вас старались, стол накрыли, кое-как смастерили какой-никакой, а ремонт. С днем рождения, Игорь! Я так говорю, потому что очень надеюсь, что этот день станет для вас началом новой жизни.

БУРУН                  Станет, станет, как же не стать. Жрать-то уже можно?

МАКАРЕНКО    Погоди! Мы должны сначала познакомиться с твоими товарищами.

Бурун строит недовольную гримасу.

МАКАРЕНКО    Волохов Артем.

ВОЛОХОВ          Я. Не читайте, там тоже самое.

МАКАРЕНКО    Хорошо. Очень приятно. Бендюк Андрей.

БЕНДЮК             Я. Кражи, грабеж.

ТАРАНЕЦ            (выходит вперед) Матвей Таранец, а это Илюха Гуд. Попрошайничество, кражи. Очень приятно. Можно садиться есть?

МАКАРЕНКО    Что ж, садитесь.

Воспитанники мгновенно разбирают миски с супом. Едят.

БУРУН                  Че за помои?

ТАРАНЕЦ            Не нравится, отдай мне.

БУРУН                  Ага, щас! Догнал и еще раз дал!

МАКАРЕНКО    Ребята! Вы вступаете в новую, трудовую жизнь. Сейчас вам нужно забыть о прошлом, нужно идти все вперед и вперед….

БУРУН                  Задоров, блин! Из-за тебя мы влипли в эту бузу!

ЗАДОРОВ           Че? А пулю в лоб схлопотать не хочешь? Давай, иди, если не нравится! Тебе быстренько устроят!

БУРУН                  Пуля липнет к фраерам!

ЗАДОРОВ           Ага, губрозыску расскажи! (Заканчивая есть, говорит Макаренко) Преогромная благодарность, помои ваши – редкостная дрянь.

Задоров выходит из-за стола. Подходит к Лидочке, делает ей «саечку».

ЗАДОРОВ           Вы обворожительны, мадам.

ЛИДИЯ                               (Едва сдерживая слезы) Хам!

МАКАРЕНКО    Как вы смеете!?

ЗАДОРОВ           Извините покорно, если кого-то обидел. Это же шутка, не более того! Детская шалость! Оревуар!

Задоров выходит из комнаты. За ним следуют остальные воспитанники.

ЛИДИЯ                               Да что же это?

МАКАРЕНКО    Ну, коллеги? Что будем делать?

Пауза.

ЕКАТЕРИНА       Не знаю, Антон Семенович, серьезно, не знаю… Может быть, нужно просто уехать… Я не знаю, какой тон здесь возможен…

КАЛИНА             Сказали – пришлют детей, а прислали бандитов. Это где же видано?

6.

Зима. За окном вьюга. Весь педагогический состав греется у печки-буржуйки. Макаренко, Екатерина Григорьевна и Лидия Петровна сидят за чтением. Рядом с ними огромная стопка книг.

ЛИДИЯ                               Вот! Основной задачей педагога является обеспечение творческого подхода к каждому ребенку в классе….

Макаренко и Екатерина Григорьевна устало смотрят на Лидочку.

ЛИДИЯ                               Да…. Не то.

ЕКАТЕРИНА       Только откровенный правдивый разговор с ребенком о его проступке сможет привести вашего подопечного к осознанию своей ошибки.

Екатерина Григорьевна хрипло смеется, закуривает.

ЕКАТЕРИНА       Нет, господа-товарищи, пора признать наш полный педагогический провал! Может быть, это действительно хорошие учебники, но на наших детей их педагогика не действует.

МАКАРЕНКО                    Что, наши дети особенные какие-то?

КАЛИНА             Обыкновенные бандиты, чего ж тут особенного! Вы там посмотрите повнимательнее, «Ребенок – вор-рецедивист, что делать?», нет у вас там такого учебника?

Учителя вздыхают. Молчание, прерываемое шелестом страниц.

КАЛИНА             Вчера разломали крышу сарая! Что ты им скажешь, паразитам? Видишь, какие алегантские холявы! И откуда это они почерпнули, чтоб постройки ломать? За это родителей нужно в кутузку, паразитов…

Пауза.

ЕКАТЕРИНА       Врангель где-то близко, говорят….

МАКАРЕНКО    Возле Новомиргорода.

ЕКАТЕРИНА       Что-то будет?

В комнату вваливаются подвыпившие воспитанники колонии. Все, кроме Бендюка.

ЗАДОРОВ           Бунжур! Ужин где? Бендюка не ждите, его расстреляли….

Лидия Петровна вскрикивает.

МАКАРЕНКО    Как расстреляли?

ЗАДОРОВ           Ну или расстреляют. Была облава, губрозыск арестовал.

МАКАРЕНКО    Задоров, подожди…. Как арестовал? За что? Что случилось?

ЗАДОРОВ           Что? Грабеж, убийство. Ограбил грака, а тот больно крикливый оказался. Ну, Бендюк его и зарезал….

ЛИДИЯ                               Да что же это такое? Как же это так? Пошел и убил?..

Лидочка в слезах убегает в соседнюю классную комнату.

БУРУН                  Мы жрать будем, нет, я не понял?!

МАКАРЕНКО    (кивает на чан с кашей) Жрите!!!! Вам лишь бы жрать!

Уходит вслед за Лидочкой.

ЕКАТЕРИНА       Тихо-тихо…. Мальчики, вот хорошо, что вы пришли. А я как раз думала, вот бы было славно, если бы вы пришли вовремя и помогли нам.

ЗАДОРОВ           Ну?

ЕКАТЕРИНА       Нужно сходить за водой, осталось одно ведро. На вечер всем не хватит. Ну? Сходите?

Задоров тыкает в Екатерину Григорьевну своим сапогом.

ЗАДОРОВ           Вы видите, сапожник пошил очень тесные сапоги! Я боюсь, не смогу вам ничем помочь.

Воспитанники выжидающе и нагло смотрят на учительницу.

ЕКАТЕРИНА       Калина Иванович, нас, кажется, ждут на совете.

КАЛИНА             Постыдились бы, проходимцы!

Екатерина Григорьевна и Калина Иванович заходят в классную комнату. Макаренко возбужденно объясняет всхлипывающей Лидочке:

МАКАРЕНКО    Колония все больше и больше принимает характер «малины», в отношениях воспитанников к воспитателям все больше определяется тон постоянного издевательства и хулиганства. Но, товарищи, у меня главным результатом нашего чтения есть крепкая и почему-то вдруг основательная уверенность, что в наших руках никакой науки нет и никакой теории нет, что теорию нужно извлечь из всей суммы реальных явлений, происходящих на наших глазах. Нам нужны не книжные формулы, а немедленный анализ и немедленное действие. Нужно спешить, мы не можем ожидать ни одного лишнего дня.

ЕКАТЕРИНА       Антон Семенович, это все прекрасно, ну а конкретно, какие предложения? Дождаться, пока расстреляют всех, и дело с концом?

Макаренко растерянно смотрит на Екатерину Григорьевну.

МАКАРЕНКО    Конкретное предложение – дрова подходят к концу, нужно идти в лес. Давайте привлечем к этому наших воспитанников.

ЕКАТЕРИНА       (саркастически) Гениально! Вперед!

Макаренко заходит в комнату. Педагоги наблюдают за происходящим через открытую дверь классной.

МАКАРЕНКО    (Задорову) Пойдем в лес дрова рубить.

ЗАДОРОВ           Нарубить можно, но только пусть зима кончится: а то мы нарубим, а холода опять грянут. Понимаете?

МАКАРЕНКО    Хорошо. Кто идет рубить дрова со мной?

БУРУН                  Ну, сказали ж вам….

ЗАДОРОВ           Иди сам наруби, много вас тут!
Макаренко пристально смотрит на Задорова. Затем с размаху бьет его по щеке. Бьет сильно, яростно, не замечая ничего вокруг. Задоров, не удержав равновесие, падает. Макаренко бьет Задорова еще и еще, и еще….

ЗАДОРОВ           (испуганно) Простите, Антон Семенович….

МАКАРЕНКО    Или всем немедленно отправляться в лес, на работу, или убираться из колонии к чертовой матери!

Макаренко выходит из дома. Следом за ним выходят ученики. У сарая они покорно разбирают пилы и топоры. К Макаренко подбегает Калина Иванович.

КАЛИНА             Антон Семенович, вы с ума сошли с ними в лес….

МАКАРЕНКО    (шепчет) У меня револьвер.

Незаметно достает револьвер, снимает его с предохранителя, кладет обратно в карман.

МАКАРЕНКО    (Воспитанникам) За мной!

7.

Макаренко и воспитанники идут по зимнему лесу. Макаренко впереди, колонисты чуть позади. Макаренко ежится, его то и дело тянет оглянуться – уж не занес ли кто из ребят топор над его головой? Но он держится, не оглядывается, лишь нервно сжимает револьвер в кармане пальто.

МАКАРЕНКО    (остановившись) Вот здесь. Приступайте.

Колонисты неумело пытаются спилить дерево, рубят ветки. Стук топора и скрежет пилы. Вдруг Задоров хохочет.

ЗАДОРОВ           А здорово!

МАКАРЕНКО    Что – здорово? Работа?

ЗАДОРОВ           Работа само собой. Нет, а вот как вы меня съездили! История!

Остальные колонисты тоже хохочут. Их раскатистый смех сотрясает мрачный зимний лес.

 

Читать инсценировку "Педагогической поэмы" далее

Просмотров: 351 | Добавил: Alex70050 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Поиск

Календарь

«  Февраль 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
232425262728

Архив записей

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz