Ярослава Пулинович

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Главная » 2013 » Сентябрь » 8 » «Отрочество» - часть 4
15:05
«Отрочество» - часть 4

St.Jerome       Класс кончен?

ВОЛОДЯ        Да.

St.Jerome       Учитель доволен вами?

ВОЛОДЯ        Да.

St.Jerome       Сколько вы получили?

ВОЛОДЯ        Пять.

St.Jerome       A Nikolas?

 

Пауза.

 

ВОЛОДЯ        Кажетсячетыре.

St.Jerome       Voyons,  messieurs! Займитесь вашим туалетом и идемте вниз.

 

Выходит.

 

НИКОЛЕНЬКА           (Придерживая Володю за рукав) Спасибо, Володя. Должен тебе и еще в одной вещи признаться. Я случайно знаю твою тайну, и лучше умру, чем кому-нибудь ее выдам.

ВОЛОДЯ        Какую же это тайну?

НИКОЛЕНЬКА           Про твою любовь к Маше.

ВОЛОДЯ        Это какой еще Маше?

НИКОЛЕНЬКА           Ну, к нашей Маше, к горничной…..

ВОЛОДЯ        К Маше? К горничной? Любовь? (Хохочет) Да ты в своем уме? Любовь к горничной! Милая шутка, ничего не скажешь! Любовь к горничной Маше! Я этак у тебя, в твоем воображении и женюсь на ней скоро! Насмешил, брат….

НИКОЛЕНЬКА           Но как же? Я же….

ВОЛОДЯ        Какой же ты все-таки еще глупый…. Пошли в комнату. (Наигранно-серьезно) Тебе нужно быть со мной. А то я ведь и умереть могу от любви.

 

Братья выходят из класса.

На лестнице.

 

ВОЛОДЯ        (напевает) Я влюблен в Машу…. Ах, я так люблю Машу!

НИКОЛЕНЬКА           Да прекрати ты уже издеваться.

ВОЛОДЯ        Ладно, забыли. Кстати, что ты подаришь бабушке?

НИКОЛЕНЬКА           Бабушке… Господи, я же совсем забыл…. Володя, что мне делать? Я совершенно забыл о подарке.

ВОЛОДЯ        Время еще есть. Мы – дети. Нам можно дарить что-нибудь нематериальное.

НИКОЛЕНЬКА           А ты что даришь?

ВОЛОДЯ        Я нарисовал ее портрет.

НИКОЛЕНЬКА           Я не успею… Не успею... Ах, я дурак этакий….

ВОЛОДЯ        Не успеешь нарисовать, придумай другое. Например, спой. А лучше даже напиши стихи. Отличный подарок, и бабушка оценит, точно говорю.

НИКОЛЕНЬКА           Стихи? А я и не умею даже.

ВОЛОДЯ        Ерунда. Даже Карл Иванович писал стихи, а он был немец.

 

Бежит вниз по лестнице.

 

16.

 

Комната. Николенька сидит на своей кровати с листом бумаги в руках.

 

НИКОЛЕНЬКА           Уже два листа бумаги были испорчены...  не потому,  чтобы я думал  что-нибудь  переменить  в   них:   стихи  мне  казались превосходными; но с третьей линейки концы их начали загибаться кверху все больше и больше,  так что даже издалека видно было, что это написано криво и никуда не годится. Третий лист был так же крив, как и прежние; но я решился не переписывать  больше.

НИКОЛЕНЬКА                 Стараться будем утешать, И любим, как родную мать. И лю-бим,  как родну-ю мать. Какую бы рифму вместо мать?  играть? кровать?.. Стараться будем утешать, подарим мы тебе кровать…. Ерунда! Э, сойдет! И любим как родную мать…. Нет. Зачем я написал:  как родную мать?  Ее ведь уже нет, так не нужно  и поминать ее;  правда, я бабушку люблю, уважаю, но  все она не  то...  зачем я  написал это,  зачем я  солгал? Положим, это стихи, да все-таки не нужно…. Нет, надо по-другому…. По другому!

 

В комнату забегает Володя.

 

ВОЛОДЯ        Николенька, Ивины приехали! Бежим встречать!

Николенька, совсем забыв про свои недавние терзания, вскакивает с кровати и бежит вслед за брат    ом.

 

17.

 

Внизу два брата Ивиных - Сережа и Дмитрий, примерно ровесники Володи и Николеньки, подают швейцару курточки.

 

НИКОЛЕНЬКА           Серегей! Сергей! Ты приехал!

СЕРЕЖА         Что за радость?

НИКОЛЕНЬКА           Рад тебя видеть, очень рад видеть….

СЕРЕЖА         Да что там, и я рад. Вы, пожалуй, даже побольше нашего выросли. А Николенька теперь и вовсе великан.

НИКОЛЕНЬКА           Я? Да разве же? Где же я великан? А! Ерунда! Серегей, ты не представляешь, после того, как вы побывали у нас в гостях…

ВОЛОДЯ        После того, как вы уехали от нас из деревни, Николенька мне все уши про тебя, Сережа, прожужжал. Я уж боялся, как бы с ним не случилось горячки….

НИКОЛЕНЬКА           А вот и неправда. Я…Я…. Я просто говорил тебе, что теперь у нас появились друзья! А этого не говорил вовсе.

СЕРЕЖА         Будет ссорится. Ну что, господа, пойдемте наверх? Сегодня, говорят, будут танцы.

ВОЛОДЯ        Танцов особенно не будет. Но будем играть, почему бы и нет.

СЕРЕЖА         В те же игры, что играли в вашей деревне?

ВОЛОДЯ        Шутишь? Прежние игры во мне только, пожалуй, ностальгию по детству вызовут. (Зевает)  Время идет….

СЕРЕЖА         Да, время, время…. Летит!

НИКОЛЕНЬКА           Сергей!

СЕРЕЖА         Что?

НИКОЛЕНЬКА           Я вот все у тебя хотел спросить….

СЕРЕЖА         Так и спрашивай….

НИКОЛЕНЬКА           А вот все же хотел спросить….

СЕРЕЖА         Чего же спросить?

НИКОЛЕНЬКА           А вот интересно…. (Задумался) Давно ли у тебя такие красивые ногти и как ты это сделал?

ВОЛОДЯ        Николенька опять в своем амплуа….

НИКОЛЕНЬКА           Нет, почему же. Я серьезно. Честное слово, серьезно.

СЕРЕЖА         С тех пор,  как себя помню,  никогда ничего не делал, чтобы ногти были такие,  я  не понимаю,  как могут быть другие ногти у порядочного человека.

ДМИТРИЙ     (он самый старший из мальчиков) Может быть, поднимемся наверх? Наш гувернер уже там. Я бы хотел повидать вашу бабушку.

НИКОЛЕНЬКА           Сергей….

СЕРЕЖА         Да что тебе?

НИКОЛЕНЬКА           Рад тебя видеть.

СЕРЕЖА         У меня де жа вю? Я, кажется, уже  где-то это слышал…

НИКОЛЕНЬКА           Странно,  отчего,  когда я  был ребенком,  я  старался быть похожим на большого,  а с тех пор, как перестал быть им, часто желал быть похожим на него.  Сколько раз это желание - не быть похожим  на   маленького,   в   моих  отношениях  с   Сережей,

останавливало  чувство,   готовое   излиться,   и   заставляло лицемерить.  Я  не  только не  смел  поцеловать его,  чего мне иногда очень хотелось,  взять его за руку,  сказать, как я рад его видеть,  но не смел даже называть его Сережа, а непременно Сергей:   так  уж  было  заведено  у  нас.   Каждое  выражение чувствительности доказывало  ребячество и  то,  что  тот,  кто позволял себе его,  был еще мальчишка.  Не пройдя еще через те горькие испытания,  которые доводят взрослых до осторожности и холодности в  отношениях,  мы  лишали себя  чистых наслаждений нежной  детской  привязанности  по   одному  только  странному желанию подражать большим.

 

В лакейскую входят Иленька Грапп с отцом. Оба очень бедно одеты. Но ботинки Иленьки до блеска вычищены, а сам он обильно напомажен, что выдает в нем и его отце людей не только бедных, но и с болезненным чувством гордости.

 

ОТЕЦ ИЛЕНЬКИ                   (Подавая пальто лакею) Здравствуйте, молодые люди…. А мы уже с Иленькой спешим до вас, что есть сил бежали. Поздравить бабушку. Благодетельницу. Как узнал я про ее именины-то, тотчас прибежал поздравить; ведь я вас, мальчики, на плечах носил,  и бог видит,  что всех вас, как родных, люблю, и Иленька мой

все просился к вам. Тоже и он привык уж к вам.

Иленька криво улыбается. Видно, что он не привык и нисколько не просился.

ОТЕЦ ИЛЕНЬКИ                   Ну я разговорился. Пойду наверх. Поздравлю бабушку. (Лакею) Я без доклада. Это семейство, оно родное мне. (Николеньке и Володе) Я ведь жил у вашего дедушки. Благодетель. А ваша бабушка благодетельница. Ввек не забуду. До самой смерти почту своим долгом являться…. Пусть даже и палкой меня, палкой. А я все равно! Вот и Иленька как вас любит. Вы ему все равно что братья….

 

Поднимается по лестнице.

 

ИЛЕНЬКА       Здравствуйте, господа.

ДМИТРИЙ     Дмитрий Ивин.

ИЛЕНЬКА       Илья Грапп.

ДМИТРИЙ     Очень приятно.

ИЛЕНЬКА       (зажато) И мне…

ДМИТРИЙ     А это мой брат. Сережа, представься.

СЕРЕЖА         Ну, Сережа Ивин, граф и все такое….

ВОЛОДЯ        Много чести ему представляться…. Пошли, Грапп, с нами будешь, смотри лишь под ногами не путайся….. (Сереже, тихо) Если его отец полагает,  что  знакомство с  ним может доставить нам какую-нибудь честь или  удовольствие,  то  он  совершенно, кажется, ошибается в  этом отношении…..

 

Мальчики поднимаются по лестнице.

 

18.

 

Заходя в зал, Сережа вдруг ни с того ни с сего, проходит по комнате «колесом».

 

ВОЛОДЯ        Э! Да я тоже так могу и вдвое больше твоего.

 

Делает колесо.

 

НИКОЛЕНЬКА           А я тоже…. Давайте играть, что мы путешествующие гимнасты….? И тогда я акробат!

 

Делает сальто.

 

СЕРЕЖА         А я хожу на руках.

 

Ходит на руках.

 

ДМИТРИЙ     А я силач!

 

Берет Володю «на лопатки».

Сережа пытается перещеголять всех в своем акробатическом искусстве, он прыгает, ходит колесом, делает сальто, кувыркается. Остальные мальчики вскоре перестают играть и смотрят на Сережу, который, кажется, горячится все больше и больше.

Сережа ходит на руках, но вдруг останавливается и серьезно обращается к Иленьке.

 

СЕРЕЖА         Попробуйте  сделать это; право, это нетрудно.

ИЛЕНЬКА       (чуть слышно, ужасно смутившись) Я….Я не могу этого сделать.

СЕРЕЖА         Да  что  ж  в  самом  деле,  отчего  он  ничего не  хочет показать?  Что он за девочка... непременно надо, чтобы он стал на голову!

 

И Сережа взял его за руку.

 

ВСЕ     (Обступив Иленьку) Непременно,  непременно на  голову! 

 

Мальчики схватили Иленьку за руки и повлекли к лексиконам.

 

ИЛЕНЬКА       Пустите  меня,  я  сам!  курточку  разорвете! 

 

Володя и  Дмитрий нагнули ему голову и поставили ее на

лексиконы;  Николенька  и Сережа схватили бедного мальчика за тоненькие

ноги,  которыми  он  махал  в  разные  стороны,  засучили  ему

панталоны до  колен  и  с  громким смехом вскинули их  кверху.

 

СЕРЕЖА         Вот теперь молодец!

 

Все весело смеются.

Иленька молчал и, стараясь вырваться, кидал ногами в разные

стороны.  Одним из таких отчаянных движений он ударил каблуком

по  глазу  Сереже так больно, что Сережа тотчас же оставил его

ноги, схватился за глаз, из которого потекли невольно слезы, и

из   всех  сил  толкнул  Иленьку.  Иленька,  не  будучи  более

поддерживаем, как что-то безжизненное, грохнулся на землю.

 

ИЛЕНЬКА       (Сквозь слезы) За что вы меня тираните?

 

Пауза. Все замолчали. Володя старается принужденно улыбнуться.

 

СЕРЕЖА         Вот баба нюня,  с ним шутить нельзя... Ну, полно, вставайте.

ИЛЕНЬКА       Я  вам  сказал,  что  ты  негодный  мальчишка.

СЕРЕЖА         А-а!  каблуками бить да еще браниться!

 

Схватил в  руки лексикон и  взмахнув над  головою несчастного,

который  и  не  думал  защищаться,  а  только  закрывал руками

голову.

СЕРЕЖА                     (бьет Иленьку) Вот  тебе!  вот  тебе!..  Бросим его,  коли  он  шуток не понимает...  (Неестественно засмеявшись) Пойдемте вниз.

НИКОЛЕНЬКА           Э, Сергей! Зачем ты это сделал?

СЕРЕЖА         Вот хорошо!..  я не заплакал, небось, сегодня, как разбил

себе ногу почти до кости.

НИКОЛЕНЬКА           Да,  это правда.

ВОЛОДЯ        Иленька больше ничего как плакса, а Сережа молодец так молодец. Посмотрите на этого Граппа, он так напомажен, не удивлюсь, что в  солнечный день  помада тает  на  его голове и  течет ему под курточку.

 

Мальчики смеются, выходят из зала, оставив Иленьку, заплаканного лежать одного. Иленька, содрогаясь от рыданий, встает с пола, осматривает свою курточку. Заметив, что мальчишки разодрали ее в двух местах, плачет еще сильнее.

 

19.

 

Мальчики уходят. Николенька, отстав от ребят, стоит какое-то время на лестнице в одиночестве,  прислушивается к рыданиям Иленьки. По лестнице поднимается отец. Замечает Николеньку.

 

ПЕТР АЛЕКСАНДРОВИЧ     Ты чего тут один? Николас, сделай одолжение друг…Я к бабушке по делу. А у меня во флигеле осталась бонбоньерка, приготовленная для именинницы. Чем человека посылать,  поди-ка лучше ты, Ко-ко. Ключи лежат на большом столе в раковине, знаешь?.. Так  возьми  их  и  самым  большим ключом  отопри  второй ящик направо.  Там найдешь коробочку,  конфеты в бумаге и принесешь все к бабушке.

НИКОЛЕНЬКА           А сигары принести тебе? 

ППЕТР АЛЕКСАНДРОВИЧ   Принеси,  да смотри у меня -  ничего не трогать!

 

Николенька бежит в комнату отца, находит связку ключей. Собирается  уже было отпирать ящик, но замечает маленький ключик, висящий в той же связке.

На  столе,  между  тысячью разнообразных вещей, стоит около

перилец  шитый  портфель  с висячим замочком, и Николенька пробует открыть этот портфель маленьким ключиком. Портфель открывается. Николенька находит в нем целую кучу бумаг. Среди них много писем.

 

НИКОЛЕНЬКА           (Перебирает письма) От графини Корсаковой…. От Лионеллы…. Всегда буду помнить тебя, мой друг… От Мими?!!! От Натальи Иртеньевой…  Это же от мамы….

 

Читает письмо. Николеньке кажется, что он слышит мамин голос – такой далекий и родной.

 

ПИСЬМО НАТАЛЬИ Петровское, 12 апреля.

   "Сейчас  только,  в  десять  часов  вечера, получила я твое доброе  письмо,  от  3 апреля, и, по моей всегдашней привычке, отвечаю  тотчас  же. 

   Любочка сама  хотела писать тебе сейчас,  но  изорвала уже  третий

лист бумаги и  говорит:  "Я знаю,  какой папа насмешник:  если сделать хоть одну ошибочку, он всем покажет". Катенька все так же мила. Мими так же Добра и скучна

   Теперь поговорим о серьезном:  ты мне пишешь, что дела твои

идут  нехорошо эту  зиму  и  что  тебе  необходимо будет взять

хабаровские деньги.  Мне даже странно,  что ты  спрашиваешь на

это  моего  согласия.   Разве  то,  что  принадлежит  мне,  не

принадлежит столько же я тебе?

   Ты  так  добр,  милый  друг,  что  из  страха огорчить меня скрываешь настоящее положение своих  дел;  но  я  догадываюсь: верно,  ты проиграл очень много,  и нисколько, божусь тебе, не огорчаюсь этим; поэтому, если только дело это можно поправить, пожалуйста,  много не думай о  нем и не мучь себя напрасно.  Я привыкла не  только не рассчитывать для детей на твой выигрыш, но,  извини меня,  даже и  на все твое состояние.  Меня так же мало радует твой выигрыш, как огорчает проигрыш; меня огорчает только твоя несчастная страсть к игре, которая отнимает у меня часть  твоей  нежной привязанности и  заставляет говорить тебе такие горькие истины, как теперь, а богу известно, как мне это больно!  Я  не перестаю молить его об одном,  чтобы он избавил нас...  не  от  бедности (что бедность?),  а  от того ужасного положения,   когда  интересы  детей,  которые  я  должна  буду защищать,  придут в столкновение с нашими.  До сих пор господь исполнял мою  молитву:  ты  не  переходил одной  черты,  после которой мы  должны будем  или  жертвовать состоянием,  которое принадлежит уже не  нам,  а  нашим детям,  или...  и  подумать страшно,  а ужасное несчастие это всегда угрожает нам. Да. Это тяжкий крест, который послал нам обоим господь!

   Ты  пишешь  мне  еще  о  детях  и  возвращаешься  к  нашему давнишнему спору: просишь меня согласиться на то, чтобы отдать их  в  учебное заведение.  Ты  знаешь мое предубеждение против такого воспитания...

   Не  знаю,  милый  друг,  согласишься  ли  ты со мною; но во всяком случае умоляю тебя, из любви ко мне, дать мне обещание, что, покуда я жива и после моей смерти, если богу угодно будет разлучить нас, этого никогда не будет.

   Ты  мне  пишешь,  что  тебе  необходимо  будет  съездить  в Петербург по нашим делам. Христос с тобой, мой дружок, поезжай и  возвращайся  поскорее.  Нам всем без тебя так скучно! Весна чудо  как  хороша:  балконную  дверь  уж  выставили, дорожка к оранжерее  четыре дня тому назад была совершенно суха, персики во всем цвету кой-где только остался снег, ласточки прилетели, и  нынче  Любочка  принесла  мне первые весенние цветы. Прощай же, милый друг, не беспокойся, пожалуйста, о своем проигрыше; кончай скорей дела и приезжай  к нам с детьми на целое лето. Я делаю чудные планы о том,  как  мы  проведем его, и недостает только тебя, чтобы им осуществиться".

НИКОЛЕНЬКА           Мама….

 

Николенька складывает все письма обратно в портфель. Письмо матери он долго держит в руках, но, в конце концов, расстается и с ним. Николенька закрывает портфель. Вложив ключик в замочную

скважину, Николенька поворачивает его не в ту сторону, воображая, что замок

заперт, он вынимает ключ, и - о ужас! - у него в руках остается только

головка ключика. Тщетно он старается соединить ее с оставшейся в

замке половиной и посредством какого-то волшебства высвободить

ее оттуда.

 

НИКОЛЕНЬКА           (Доставая конфеты и сигары из ящика)   Что со мной будет?!  А-а-ах!  что я наделал?  Жалоба Мими, единица и ключик! Хуже ничего не могло со мной случиться.  Бабушка - за жалобу Мими, St.-Jerome - за единицу, папа -  за ключик...  и все это обрушится на меня не позже как нынче вечером. Э, чему быть,  тому не миновать...

 

Выбегает из комнаты.


Читать «Отрочество» часть 5


Просмотров: 425 | Добавил: Alex70050 | Теги: кино, пьеса, инстценировка, Ярослава, театр, «Отрочество», Пулинович, Драматург | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Поиск

Календарь

«  Сентябрь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

Архив записей

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz