Ярослава Пулинович

Категории раздела

Пьесы [15]
Пьесы Ярославы Пулинович
Инсценировки [5]
Инсценировки Ярославы Пулинович
Рассказы [1]
Рассказы Ярославы Пулинович

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » Пьесы

СУНДВИКИ часть 1

Часть 1

Ярослава Пулинович

 

СУНДВИКИ

 (пьеса в одном действии)

Действующие лица:

Стася –           27 лет,

Марина –      27 лет,

Света –           27 лет,

Оля –              27 лет,

Игорь –          28 лет,

Саша –           27 лет,

Пашка –         почти 27 лет,

Мать -            54 года,

Тетя Галя -     возраст почтенный.

 

 

1.

Стася подъезжает к станции деревни Урукчаево. Стася стоит в тамбуре. Большая сумка у ног. Ночь. Стоянка 1 минута. Сонная проводница открывает Стасе дверь вагона, выкидывает подножку. Стася спускается. Сумку еле тащит. Никого. Больше никто не вышел. Стася идет к деревянному домику – зданию станции. А затем по центральной улице и на задворки куда-то. Стася даже не смотрит по сторонам, только на землю, да и зачем – темнота такая, хоть глаз выколи. Стася знает каждый клочок земли в своей деревне, зачем ей смотреть, да и не хочет она смотреть.

Дом. Обычный такой дом – деревянный, синенький, с палисадником. В темноте сейчас не видно, что он синенький вообще-то. Еще отец красил. А сейчас пообтрескался. Но все равно синенький еще. Стася заходит во двор, лает собака. Стася идет в дом. В темные сени, затем в беленую кухоньку, такую узкую, что вдвоем не разойтись. Стася включает свет. Ставит сумку у печки. Садится на табуретку. У Стаси очень красивое лицо. Только грустное. Из комнаты выходит женщина в ночнушке. Лицо у нее некрасивое. Это Стасина мать. Странно, что красивая Стася родилась у такой некрасивой женщины. А может быть, мать Стаси тоже была красивой когда-то, а Стася с годами станет такой же некрасивой, как ее мать? Этого мы никогда не узнаем.

Мать.              Ты че?

Стася.             Вот.

Мать.              Ну и че ты?

Стася.             Так вот.

Мать.              А в сумке че? Зачем большая такая?

Стася.             Компьютер.

Пауза.

Мать.              Так ты че?

Стася.             Так вот.

Мать.              Че, совсем?

Стася.             Ну вот…

Мать.              Ну ты дура, да? Дура ты у меня совсем?

Стася.             (Пожимает плечами) Не знаю…

Мать.              Бил он тебя, да? Бил, а ты не говорила?

Стася.             Не бил.

Мать.              Так и че? Так совсем что ли?

Стася.             Совсем.

Мать.              Так не бил же.

Стася.             Другую нашел.

Мать.              А ты че? Вот так – взяла да и уехала?

Стася.             Да я больше не могла…

Мать.              И че теперь?

Стася.             Здесь буду.

Мать.              Здесь ты на кой нужна?

Стася.             Тебе не нужна?

Мать.              Ой, ну че ты… Начинаешь тоже… Спать ложись. Есть хочешь?

Стася.             Он стал говорить все время: «Ты совсем тупая, да? Ты че как овца?» А я не тупая. Я – не овца.

Мать.              Ой, да скажет тоже… Какая ты овца? Сам он овца. Ну иди ко мне.

Мать прижимает к себе дочь.

Мать.              Ниче ты у меня не овца, ты – красивая у меня. Ты вообще самая красивая.

Стася.             Мама, она толстая, она такая там капец, низкожопица уральская, а он за ней пошел, с ней стал…  Мамочка, он мне такое вообще сказал, как мне теперь жить? Он на ней жениться сразу хочет, а на мне почему не женился тогда?

Стася плачет.

Мать.              Да козел потому что. С низкожопицей своей. Ну все, все, девочка моя, красотулечка, доча моя… Пойдем спать. Пошли. Давай, раздевайся, ночнушечку твою с рыбками дам…

 

2.

Утро. На кухне сидят мать и дочь, пьют чай.

Мать.  Мажь оладьи вареньем…

Стася. Мама, зачем ты меня на маляра отдала учиться?

Мать.  Я думала, ты совсем дура у меня.

Стася. Я не дура.

Мать.  Я думала, дура…

Пауза.

Стася. Мама, я его люблю. Как мне теперь жить?

Мать.  Да козел он…

Стася. Я сама виноватая… Лежала много. Макароны одни готовила. Думала, так сойдет. Сила любви там, все такое…

Мать.  Ну вот… А я тебя сколько учила… Надо картошечку, надо огурчики солить, надо котлетки…

Стася. Так она тоже не готовит. Она вышка просто. Юрист там что ли… И он вышка. А я че, я – малярша…

Мать.  Ты же там другое вроде училась…

Стася. Ну маникюрша и че? Так в городе каждая вторая маникюрша. Я в город больше не поеду.

Мать.  Это почему еще?

Стася. Не хочу там. Там машины так гудят. У меня расстройство от них, голова болит.

Мать.  Машины ей гудят…И где ты здесь маникюршей будешь? Парикмахером еще бы… Так у нас Лидка парикмахер… Здесь на завод что ли? Ой, не надо, Стасенька, на завод, плохое это место.

Стася. Ты же сама там.

Мать.  Я потому и говорю. Потому что знаю. На завод не надо.

Стася. А куда?

Мать.  Так в том-то и дело… Жалко, деток у тебя нет. Так бы одного, второго и материнский капитал бы…

Стася. Ну тебя, деток ей подавай!

Мать.  Мажь, мажь варенье… Ой, Стаська… Правильно люди говорят – не родись красивой… Ну в кого ты у меня такая уродилась красавица? Вот теперь всю жизнь мучиться будешь…

Стася. Я разве красивая?

Мать.  А то не знаешь?

Стася. Люди говорят, красивая. А сама-то как поймешь…

Мать встает из-за стола.

Мать.  Ладно, пошла я работàть. Седня Любки нет, смена тяжелая… Посуду помоешь…

Мать надевает пальто, сапоги, берет сумку и выходит из дома. Стася идет в комнату, ложится на диван. Берет в руки телефон. Стася листает инстаграмм. Стасины подписки: «уютный дом сегодня», «идеальная спальня», «1000 идей интерьера квартиры», «интерьеры ванных комнат» и т.п. На одной из картинок изображен зеленый диван и плетеное подвесное кресло с зеленой сидушкой. Стася набирает в поиске: «подвесные плетеные кресла». Инстаграмм выкидывает Стасе тысячи картинок. Стася рассматривает каждую, некоторые добавляет в закладки. Затем ищет через поисковик зеленый диван. Находит несколько. Сравнивает оттенки зеленых диванов с оттенками сидушек кресел, которые она сохранила. Ни один из оттенков не дает идеального сочетания… Стася продолжает поиски… В дом входит Игорь.

Игорь.             Привет, красотка…

Стася вздрагивает, выходит на кухню.

Стася.             А, это ты… Че приперся?

Игорь.             Мать твоя сказала, что ты приехала.

Стася.             Ну…

Игорь.             Насовсем что ли?

Стася.             А ты с какой целью интересуешься?

Игорь.             А этот твой орел че?

Стася.             Ты в следователя решил поиграть?

Игорь.             Ладно, расслабься…

Стася.             А я и не напрягалась…

Игорь.             Так че – кино, вино, домино?

Стася.             А ты че не на смене?

Игорь.             Да на хер надо?! Спину гнуть за вшивую тридцатку.

Стася.             Ну и где ты сейчас?

Игорь.             Охранником в городе на предприятии там одном. Сутки через трое. Красота вообще!

Стася.             За сколько?

Игорь.             Да за пятнаху. Зато времени свободного куча. На рыбалку летом хожу. Зимой на охоту. Так что мясо в доме всегда есть. Ну и с огорода че…

Стася.             Прикольно.

Игорь.             Прикольно ей. Ты у нас приколистка? Приколитска, да?

Игорь пытается ущипнуть Стасю.

Стася.             Ай! Не трогай меня!

Игорь.             Стесняешься меня что ли? В детстве че-то не очень стеснялась. Помнишь, за гаражи с тобой ходили?

Стася.             Нам было по пять лет.

Игорь.             А я помню.

Стася.             А я нет. Че пришел-то?

Игорь.             Прогуляться пригласить хочу.

Стася.             Я не гуляю.

Игорь.             Че, серьезная такая стала?

Стася.             Стала.

Игорь.             Ну умница, че… А у нас тут снова дискотеки стали проходить… Клуб починили, теперь каждую пятницу-субботу гуляем…

Стася.             Отлично.

Игорь.             Завод восстановил.

Стася.             Молодец завод.

Игорь.             Да сволочи они. Людей задобрить просто хотят, чтобы массово не уезжали. А то кто работать будет? Лучше бы больничку нормальную построили.

Стася.             И че там в клубе?

Игорь.             Ну че, танцы-шманцы-обжиманцы… Вот подумал, вдруг скучно тебе…

Стася.             Мне не скучно.

Игорь.             Ну смотри…

Пауза.

Стася.             Ладно, мне посуду надо мыть.

Игорь.             Слушай, я еще спросить хотел… А у тебя фотки с выпускного остались? А то у нас же как дом сгорел, так все и пропало.

Стася.             Вроде остались.

Игорь.             Дай перефотать?

Стася.             Щас поищу.

Стася идет в комнату, открывает допотопный сервант, роется в нем. На одной из полок лежат несколько фотоальбомов – два старых, еще советских и несколько ярких, китайских, а поверх какие-то бумаги. Стася берет один из фотоальбомов (тот, что яркий), открывает его, листает, откладывает. Берет второй. Бумаги падают на пол. Стася поднимает их, мельком читает. Замирает. Выходит на кухню.

Стася.             Игорь, я потом тебе все найду. Все, пока… Давай!

Игорь.             Ты че такая?

Стася.             Какая?

Игорь.             Нервная стала…

Стася.             Нормальная! Все, иди!

Игорь.             Даже чаю не нальешь?

Стася.             Не налью! Все, потом созвонимся!

Игорь.             Я тебе в контакт напишу…

Стася.             Куда хочешь, давай, выходи!

Игорь растерянно уходит. Стася бежит в комнату, хватает бумаги, читает.

 

3.

Вечер. Стася сидит на кухне, смотрит в окно. В дом заходит мать. Стася вскакивает со своего места.

Мать.  Ой, там похолодало так…

Стася. Мам, ты че не сказала? Ты че не сказала? Мам? Ты совсем что ли? Совсем?

Мать.  А че говорить-то было?

Стася. Ты че не сказала? Мы чужие по-твоему? Чужие, да?

Мать.  Да не чужие, но че говорить-то… Ты и так вон в городе вся расстроенная была…

Стася. Я бы че – не поняла?

Мать.  Да че уже… Ну вот так вот, доча…

Стася. Ты в город, оказывается, ездила. А мне даже не позвонила.

Мать.  Да я же по-быстрому…

Стася. Че они тебе говорят?

Мать.  Ну че говорят? То и говорят.

Стася. Мама, говори, я сказала! Че говорят они?

Мать.  Ну то и говорят… Неоперабельная я. Там хитрая опухоль, не вытащить им ее.

Стася. А химию, химию я прочитала, ты делала!

Мать.  Так я одну сделала, че-то не помогло. Вторую, говорят. А когда вторую – меня уж уволят, если я на вторую пойду. На первую-то еле-еле…

Стася. Да по хрен на этот завод! Тебе лечиться надо, мама!

Мать.  Так неоперабельная я, говорю же…

Стася. Химию надо делать. У нас соседка восемь сделала…

Мать.  А у нас тетя Катя шесть сделала и умерла. Доченька, не хочу я. Хватило мне одной. Да и в город ездить – не наездишься.

Пауза.

Стася. Мама, ты че, умрешь? Ты че, умрешь что ли? Мама! Мамочка, не умирай! Мама, не надо!

Стася плачет, хватает мать за руки.

Стася. Мама, мне страшно, не умирай, пожалуйста!

Мать.  Это как бог прикажет, доченька…

Стася. Только попробуй у меня умереть. А я внуков рожу – кто их нянчить будет? Ты же двоих хотела – девочку и мальчика….

Мать.  Хотела… Так теперь уж че уж…

Стася. Мама, я рожу, ты даже не сомневайся! Только ты иди на химию, пожалуйста…

Мать.  Ну все, все, давай ужинать.

Стася. (кричит) Мама! Ты меня слышишь вообще?

Мать.  Да слышу, слышу… Как бог даст – так и будет.

Стася. А если он ничего не даст?

Мать.  Ну давал же раньше…

Стася. Что он нам дал?

Мать.  Вот красоту тебе дал. Я иногда на тебя смотрю и думаю – ну вот как так получилось? Отец твой красавцем никогда не был, я тоже вроде средняя…  А ты у нас вышла – не девочка, а кукла, ангел какой-то. Когда ты маленькая была, мне все бабы завидовали. Даже сглазила тебя одна, помню… Бабка потом воском отливала.

Стася. Ну и что мне с этой красоты? Какой навар?

Мать.  С красоты разве может быть навар?

Стася. Может. Вон в инсте у всех красавиц мужья – олигархи.

Мать.  Зачем тебе олигарх? Главное, чтобы человек хороший был…

Стася. Мама, ты будешь лечиться?

Мать.  Так, Стаська, ты че посуду не помыла?

Стася. Я помою. Ты будешь лечиться?

Мать.  Посуду мыть марш!

Стася. Ты будешь лечиться?

Мать.  Вот пристала! Да буду, буду! Если поможешь мне маленько…

Стася. Я все сделаю, ты че…

Стася идет мыть посуду.

4.

Мать и Стася заходят в дом. Материно пальто и куртка Стаси в снегу. За окном радостно лает собака.

Мать.              Да щас, щас сварю и дам тебе пожрать, не ори! Вот намело-то, а! Игорешу что ли расчистить попросить? Был бы Леня жив…

Стася.             Я сама расчищу…

Мать.              Ты-то куда? Тебя ветром снесет.

Стася.             (не раздеваясь, садится на стул) Уроды! Какие же уроды! Какие квоты? Они че – не понимают? Время на минуты идет! Они клятву давали! Скоты!

Мать.              Ну а че, у них таких, как я – много. И правильно сказали – надо подождать. Подождем, вдруг само пройдет…

Стася.             Как оно само пройдет?

Мать.              Стаська… Ну разные методы есть. Я и к бабке Шуре хожу. И соду пью. И крапиву на молоке завариваю.

Стася.             Херня на молоке твои методы, а не лечение…

Мать.              Так вот у Любки тоже подозрение было, так она крапивой-то и вылечилась…

Стася.             Какие уроды… А справки эти? Тебя же не в космос готовят…

Мать.              Не знаю я… Раз сказали – значит, надо им.

Пауза.

Стася.             Подожди, я придумала…

Стася берет телефон, набирает номер.

Стася.             Привет. Да не, я не буду отношения выяснять. Я по делу, Андрей. Помнишь, у тебя был один друг… У меня тут мама… (Пауза) Я поняла, извини.

Стася сбрасывает вызов. Сидит, тупо листает картинки в инстаграмме – мелькают красивые спальни в классических тонах, современные гостиные, нежно-розовые и голубые детские, ванные комнаты в стиле прованс…

В дом стучат. Мать открывает дверь.

Мать.              Игореша! Привет!

Игорь.             Здрасьте, Тамара Матвеевна. Стаська дома?

Мать.              Ага, вона сидит, губы дует.

Игорь разувается, проходит в комнату.

Игорь.             Федул, Федул, че губы надул?

Стася.             А ты че пришел?

Игорь.             Ну так пойдешь?

Стася.             Куда?

Игорь.             В клуб. Пятница сегодня.

Стася.             Не пойду.

Игорь.             Пойдем.

Игорь протягивает Стасе шоколадку «Аленка».

Стася.             За шоколадку меня купить хочешь?

Игорь.             Слышь, ты че вредная такая стала?

Стася пожимает плечами.

Игорь.             В городе своем набралась?

Мать заходит в комнату.

Мать.              Стаська, сходи… Игореша просит.

Стася.             А Игореша с пятого этажа попросит прыгнуть, тоже идти прыгать?

Мать.              Вот вредина!

Игорь.             Пошли! Не пожалеешь!

Мать.              Иди, доча. Хоть расходишься немного. Целыми днями ведь лежишь.

Стася.             Ага, особенно сегодня улежалась.

Мать.              Ну а до этого всю неделю…

Стася.             Ладно. Выходите тогда из комнаты, я переоденусь.

 

 

 

5.

Клуб. Простое старое кирпичное здание, обшитое сайдингом. У клуба курят Света с Олей.

Света.             Да не придет он…

Оля.                А если?

Света.             Че если? Он в город сегодня уехал, соседка егоная сказала.

Оля.                Ну вдруг приедет, с вахты своей?

Света.             Да на, на! (Достает из сумочки блеск для губ «Dior »), только мажь аккуратнее, еще мне сифилиса твоего не хватало!

Оля.                Че городишь-то?

Пауза. Курят. Оля обиженно и густо мажет губы «Диором».

Света.             Стаська вернулась…

Оля.                Да знаю уже…

Света.             Тот мужик ее бросил…

Оля.                Бедная.

Света.             Ага.

Оля.                Видела ее?

Света.             Нет еще.

Оля.                (Задумчиво) Если честно, я думала, Стаська у нас самой счастливой будет…

Света.             Я тоже так думала, с ее-то внешностью… Помнишь, нас на альбом снимали и ей фотограф сказал: «Вас с какого ракурса не щелкнешь, каждый раз шедевр»? Красиво так сказал.

Оля.                Ага. Она такая смущенная была. А вот оно как…

Света.             Вот так вот. Ага… Слышала, у матери еёной рак?

Оля.                Так у кого здесь не рак? Это все завод. Травят нас, простых людей.

Света.             Но! Там же этот, асбест говорят… Вот от него все.

Оля.                Люди умирают, а им хоть бы хны…

Света.             Но! Батя мой до шестидесяти не дожил…

Оля.                Да здесь никто дольше шестидесяти не живет. Взорвать его на хрен, этот завод!

Света.             Э! А работать тогда где?

Оля.                Тоже верно.

Оля тушит сигарету.

Света.             Подожди… Мы тоже, получается, умрем?

Оля.                Все умрут.

Света.             Я не хочу умирать. У меня ребенок.

Оля.                Так никто умирать не хочет.

Света.             Странно это все… Зачем мы тогда рождаемся, если все равно умрем?

Оля.                А зачем ты кровать каждое утро заправляешь, если все равно вечером спать ложишься? Пошли…

Света.             Э! Блеск мой верни!

Оля возвращает Свете блеск. Света и Оля заходят в клуб.

В клубе тепло и хорошо. В клубе светомузыка. Играет русская попса, а потом зарубежная, а потом снова русская. Диджей – тетя Галя, по совместительству директор клуба, лихо заправляет музыкой, нажимая на кнопки старенького компьютера, подключенного в колонке.

 В клуб заходят Игорь со Стасей. На Стасе очень простое платье и зимние сапоги без каблука. Но все равно она, словно заморская птица, выделяется среди местных обитателей клуба. Что-то есть в ее лице такое, что выдает в ней то ли чужестранку, то ли инопланетянку.

 Игорь ведет Стасю в центр зала, и тут же начинает активно дрыгать руками и ногами. Со стороны кажется, что у Игоря конвульсии. Стася не танцует.

Стасю тут же окружают бывшие одноклассники - Оля, Света, Пашка на инвалидной коляске, Саша. Они по очереди обнимают Стасю, говорят ей что-то ласковое, приветливое.

Тетя Галя ставит бодрую танцевальную песню.

Тетя Галя.      Зажигаем, молодежь, зажигаем! Танцуем, не стесняемся!

Молодежь танцует – отдыхает от рабочей трудовой недели.

 

6.

Гараж Пашки. У Пашки в гараже хорошо – порядок, все разложено по полочкам. Под чехлом стоит машина. На столе, сколоченном из простых досок, стоят водка и банка соленых огурцов. В гараже сидят Пашка, Саша, Света, Оля, Игорь и Стася.

Света.             Ой, Стаська, только не на завод, я тебя умоляю… Такие нормы за эту ссаную двадцатку.

Оля.                Да и травят нас там.

Саша.             Ну че ты такое говоришь? Ты точно знаешь? У тебя есть доказательства?

Оля.                Ага, а че тогда у всех рак к сорока?

Саша.             Все равно они молодцы – я считаю. Такое предприятие отстроили. Площадку детскую сделали, клуб, церковь. Че, плохо что ли? Не они бы – наши родители в девяностые все бы тут передохли… А про двадцатку знаешь что?

Света.             Что?

Саша.             Я промолчу, чтобы тебя не обидеть…

Света.             Ну что, что, скажи?

Саша.             Пахать надо, Света, а не на больничных с ребенком отсиживаться. Я вот сороковник имею.

Света.             Так ты мужик! А я так не могу! У меня ребенок! И я не для того на свет родилась, чтобы на заводе этом скопытиться…

Саша.             Если допсмены брать, можно и полтинник иметь…

Пашка.           А в Америке знаете как, говорят? Там если такой как у нас завод, там люди только в респираторах туда заходят и в этих… в белых комбезах, как в кино. И им за работу на таких заводах все дают – бабло, лечение…

Саша.             А девок им там не дают в придачу? Для поддержания морального тонуса?

Пашка.           Про это я не знаю.

Саша.             Ну и че тогда затираешь нам за эту Америку? Ты там был?

Пашка.           Нет, но телек-то смотрю…

Саша.             Ты в курсе, сколько там бомжей?

Света.             Ой, все, все! Политики доморощенные! Стаська! Расскажи лучше, как ты в городе жила?

Оля.                Не начинай, а? Может, человеку неприятно это вспоминать? Да, Стась?

Стася.             Че рассказывать? Сначала в городе жила, потом домой вернулась. Все.

Света.             Ну и хорошо, что вернулась. Мы тебя все поддержим. Ты же теперь парикмахер у нас?

Стася.             Маникюрщица.

Света.             Ну вот! Оля, пойдем к Стаське маникюр делать?

Оля.                Ой, я сама себе ногти крашу…

Света.             Надо замутить тебе бизнес-план!

Саша.             План-капкан! Делать маникюр старухам.

Света.             Почему сразу-то? У нас и молодые в деревне есть.

Саша.             Ага. Есть. И они все здесь. Оля сама себе маникюр делает. Остаешься ты, Света.

Света.             Да я тоже сама…

Саша.             Все, ваш бизнес-план провалился…

Стася.             Да мне не надо ничего.

Пашка.           Тебе в Натальи Водяновы надо, Стася.

Света.             Точно! Давай твою инсту раскрутим! Будешь деньги лопатой грести.

Стася.             Мне лопатой не надо. У меня есть инстаграмм.

Оля.                Да видели мы его. Там одни комнаты… Ты себя фоткай.

Стася.             Я боюсь че-то…

Оля.                Чего?

Стася.             Мама говорит – не выкладывай, вдруг сглазят.

Все смеются. Саша гладит Стасю по голове, словно она маленькая. Игорь недобро смотрит на Сашу, принимается разливать по кружкам водку.

Игорь.             Давайте за встречу одноклассников!

Пашка.           За встречу шести одноклассников.

Игорь.             Ну так, остальные кто где… Стас, Наташа и Верка в городе вроде, Макс повесился, Генка спился, Артем в тюрьме, Маринка в Москве…

Света.             Кстати, видели инсту Маринки?

Оля.                Вообще крутая, да?

Света.             Кем она там работает?

Оля.                Кастинг-директором в кино.

Света.             Да это я поняла. Че это за крокодил такой, кастинг-директор?

Оля.                Ну типа смотрит на актеров и решает – брать их или не брать в кино.

Света.             Круто ваще…

Оля.                Она и с Безруковым знакома, прикинь?

Света.             Да видела я эти фотки! Может, фотошоп?

Оля.                Да не, стопудово реальные…

Света.             Ну не знаю…

Оля.                Че, ты думаешь, поддельные, да?

Игорь.             Так, мы пьем или лясы точим?

Все пьют. Стася, выпив, прикрывает рот рукой.                     

Стася.             Ребята, я домой. Мне че-то плохо…

Игорь.             Я провожу.

Игорь помогает Стасе одеться.

Света.             (Стасе) Че, птица-перепил?

Игорь.             Сама ты птица. Все, пока!

Игорь и Стася выходят из гаража.

 

7.

Игорь и Стася идут по улице. Холодно. Ветер.

Игорь.             Пойдем ко мне домой?

Стася.             У тебя мама там. Я ее боюсь.

Игорь.             Да нормальная она.

Стася.             Она страшное говорит…

Игорь.             Ну бывают заскоки у нее, да… Это как после пожара инсульт случился, так и пошло. Да ты не бойся ее, она добрая… Она тебя любит.

Стася.             И что мы – в вашей времянке все в одной комнате сидеть будем?

Игорь.             Мы тихонечко чаю выпьем.  Да нормально там. Посидеть можно.

Стася.             Игорь, я сейчас блевану.

Игорь.             Волосики подержать?

Стася.             Ладно, домой я…

Игорь.             Ну подожди. Давай ты поблюешь и пойдем ко мне?

Стася.             Я домой…

Игорь.             Стаська… Ну, пожалуйста, пошли…

Стася.             Я домой.

Игорь хватает Стасю за руку.

Игорь.             А я не пущу.

Стася.             Я домой.

Стася вырывает руку, бежит по улице.

 

8.

Стася подходит к проходной завода. В ночи завод не спит, возвышается над селом, горит-мерцает красными огнями. В нем строят ракеты, в нем поднимают обороты промышленности нашей страны, в нем для каждого человека найдется местечко с зарплатой двадцать, или тридцать, или даже сорок тысяч рублей. Завод похож на Мордор, на огненного дракона, на огромный средневековый замок, на неприступную крепость, на смерть, на саму смерть. Из труб его валит дым. Завод не спит ни днем, ни ночью.

Стася смотрит на завод, грозит ему кулаком.

Стася.             Отдай мою маму! Отдай! Не забирай никого больше! Или я тебя сожгу! Или я тебя взорву! Или я про тебя президенту напишу!

 

9.

Стася заходит в дом. Ее встречает заплаканная мать.

Мать.              Пришла?

Стася.             Мам, ты че?

Мать.              Тетя Соня умерла.

Стася.             Как?

Мать.              Как все тут…

Стася прикрывает рот рукой, выбегает из дома. Слышно, как ее рвет в палисаднике.

 

10.

Комната в доме тети Сони. Окна и зеркала занавешаны черной тканью. Посреди комнаты на табуретках стоит гроб, обшитый дешевеньким красным бархатом. В гробу лежит сухонькая женщина лет пятидесяти. Вокруг гроба собрались – Мать, Стася, Света, Оля, Саша, Игорь и Пашка на коляске. На женщинах черные платки. Мать плачет. Света и Оля суетятся, накрывают на стол. Стася сидит, рвет простынь на широкие полосы. Мужчины курят в окно по очереди.

Мать.              И пятидесяти не прожила… Почему не сказала, что у нее?

Стася.             А ты почему?

Мать.              Да я-то другое дело… А она – вон, молоденькая какая… Сорок семь лет.

Стася.             Ну а тебе пятьдесят четыре. Какая разница?

Света.             Во сколько она приедет, написала?

Оля.                В два ровно. Если самолет не задержат. Пока до нас доберется. Сказала, такси возьмет.

Саша.             Денег у нее что ли много стало?

Света.             Ну судя по ее инсте – да…

Саша.             Кривозубка разбогатела. Вот дела…

Оля.                Только в лицо ее кривозубкой не называй…

Саша.             А ты, Олечка, пожалуйста, ее не спрашивай – знакома ли она с Безруковым.

Оля.                Я и не собиралась.

Саша.             Ага. По глазам вижу, что собиралась. Речь поди подготовила? Список вопросов? Что там Сереженька ест? А чем он какает? Неужели брильянтами?

Оля.                Замолчи! Ну тебя…

Света.             Правда, Оль… Про Безрукова ее не спрашивай, хорошо? А то совсем дерёвня получится…

Оля.                Да не буду, не буду! Сказала же!

Пашка.           Хотите анекдот про Безрукова?

Мать.              Ты еще, Паша, на гармошке сыграй. Похороны – весело же!

Света.             Кутью на оба стола ставить? На детский тоже?

Оля.                Ну поставь маленьку тарелочку.

Света.             Без десяти… Я че-то волноваться начинаю.

Оля.                Да щас приедет.

Игорь.             Куда она денется, кривозубка…

Оля.                Я же просила!

Игорь.             Так она еще не приехала.

Света.             Жаль, что отпели без нее.

Оля.                Батюшка просто отпадный был! Я в восторге просто!

Света.             Все, Кирюшу в баню?

Оля.                Ну ты че… Я же так, платонически. Им же нельзя, наверное…

Саша.             Если очень хочется, то можно!

Мать.              Тихо! Нельзя в доме покойника болтать!

Все замолкают. Оля и Света деловито раскладывают ложки на столе.

Стася.             (шепотом) Девочки, вам помочь?

Оля.                Да не, мы уж все…

В дом заходит Марина. Марина выглядит как типичная представительница тех людей, которых по телевизору называют странным словом «креаклы». У Марины модные очки, модный шарф, модное пальто, у нее идеальный маникюр и сумка DKNY. И вообще Марина выглядит очень ухоженной. У Марины на голове черный платок, но тоже какой-то дорогой, фирменный.

Марина.         Привет.

Мать идет к Марине, обнимает ее.

Мать.              Мариночка, держись, моя хорошая, держись, миленькая…

Марина подходит  к гробу, долго смотрит на мертвую мать. Отходит. Все окружают Марину, обнимают ее по очереди, хлопают по плечу.

Света.             Марина, мои соболезнования.

Игорь.             Держись, Маринка.

Оля.                Мариночка… Я так тебе соболезную.

Саша.             Держись…

Стася.             Можно я тебя просто обниму?

Обнимает Марину.

Пашка.           Держись, кривозубка… (Осекается) Ой…

Все осуждающе смотрят на Пашку.

Марина.         Да все нормально.

Марина улыбается широкой улыбкой. У нее ровные, белые зубы.

Марина.         А ты чего на коляске, Паш?

Оля.                В драке ему Тема позвоночник сломал.

Света.             Семь лет дали. Ты не знала?

Пашка.           Я за девушку заступился…

Марина.         В России мужики, по-моему, вообще не дерутся, а исключительно за девушек заступаются. Ну как они говорят…

Пашка.           Я правда за девушку.

Марина.         За кого хоть?

Пашка.           А это – моя тайна.

Марина.         Как скажешь.

Саша.             Марин, третий час. Пора на кладбище.

Марина.         Да, пойдемте.

Света.             Паш, может ты дома останешься? Как ты проедешь по такой дороге?

Пашка.           Я-то? Да мой тарантас знаешь через какие трясины проезжал? Зря я его что ли два года собирал?

Света.             Ладно, ладно…

Мать.              Люди сказали, прямо на кладбище придут…

Саша.             Ну, взяли…

Игорь и Саша аккуратно поднимают гроб, ставят его на плечи, выносят гроб из дома. Следом за ними из дома выходят все остальные.

Часть 2 - читать

Категория: Пьесы | Добавил: Alex70050 (09.10.2019)
Просмотров: 622 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Поиск

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz