Ярослава Пулинович

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Главная » 2016 » Декабрь » 29 » Ярослава Пулинович, пьеса - "Тот самый день" - часть 1
17:41
Ярослава Пулинович, пьеса - "Тот самый день" - часть 1

Ярослава Пулинович

ТОТ САМЫЙ ДЕНЬ.

Действующие лица:

Мария – 37 лет,

Алеша – 40 лет,

Мать,

Тетя Лида,

Ангел,

Анжелика,

Андрей,

Депутат,

Григорий,

Игорь,

Матвей,

Брюнетка,

Блондинка,

Ростислав,

Девушка-бармен,

Православные активисты,

Женя-Сталин и Ваня-Христос,

Гопники Слава и Анатолий,

Охранник

И другие активные личности.

1.

Мария сидит в своей комнате и смотрит кино. Звук приглушен. В комнату заходит Мать.

Мать.              Маша, звонила…. Что это ты такое смотришь? (Всматривается в экран) Маша, как можно? Разве ты у меня падшая женщина?

Мария.           Это Гринуэй, мама.

Мать подозрительно косится на экран.

Мать.              Выключи эту гадость….

Мария.           Это классика, мама!

Мать.              Выключи эту гадкую классику!

Мария.           Можно мне хотя бы в своей комнате делать то, что я хочу?

Мать.              Ты опять кричишь на мать?

Мария.           Я на тебя не кричу.

Мать.              Нет, ты кричишь.

Мария.           Я просто хочу, чтобы ты уважала мое личное пространство.

Мать.              Твое пространство я не трогаю, я даже не убираюсь здесь после того, как ты мне заявила….

Мария.           Я помню. Мама, я просто смотрю фильм.

Мать.              Но такие фильмы смотрят только падшие женщины! А я не хочу, чтобы моя дочь….

Мария.           Откуда ты знаешь, какие фильмы смотрят падшие женщины?

Мать.              Я не знаю, что смотрят падшие женщины, но приличные женщины таких фильмов не смотрят.

Мария.           Это искусство, мама!

Мать.              Это не искусство, это порнография!

Мария.           Откуда ты знаешь?

Мать.              Я не слепая, я вижу…

Мария.           Ты что – искусствовед?

Мать.              Я не искусствовед, но….

Мария.           А я – искусствовед. И я тебе говорю – это не порнография.

Мать.              А что это по твоему?

Мария.           Это искусство.

Мать.              Это? Это не искусство…

Мария.           Ой, все!

Мария выключает телевизор.

Мария.           Довольна?

Мать.              Почему сразу нельзя было этого сделать? Обязательно нужно доводить мать?

Мария.           Все, я выключила. Ни искусства, ни порнографии - один пустой экран.

Мать.              Маша, мне нужно с тобой поговорить.

Мария.           Ну?

Мать.              Звонила Света.

Мария.           И?

Мать.              Мы с ней поговорили о даче, в Ашан договорились вместе съездить….

Мария.           Вы с тетей Светой каждый день болтаете по телефону. Что случилось?

Мать.              Катенька ждет второго.

Пауза.

Мария.           Передай тете Свете, что я очень рада за свою сестру.

Мать.              Катеньке двадцать девять лет.

Мария.           Я в курсе, сколько лет Кате.

Мать.              А тебе тридцать семь.

Мария.           Это я тоже знаю.

Мать.              Мария! Я тут подумала и решила – нам нужен ребенок!

Мария.           О как! Мам, ну ты же знаешь, что вне брака только падшие женщины рожают?

Мать.              Маша …. Я подумала и поняла. Времена сейчас другие. Более свободные. Сейчас женщину без мужа никто уже не осудит. Ну а после войны сколько матерей-одиночек было? И ничего, справились. Дети – это же счастье.

Мария.           Мам…. Не надо, а?

Мать.              Маша, ты просто не понимаешь, какое это счастье! Это дар божий!

Мария.           Мама, все!!!!

Мать.              Ты опять кричишь!

Мария.           Я не кричу! Хватит приставать ко мне со своими идиотскими затеями!

Мать.              Для тебя все мои затеи идиотские, а тебе тридцать семь лет, тебе пора рожать, еще лет пять протянешь и я без внуков останусь!

Мария.           Рожать говоришь? Хорошо! А ты в курсе, что случай непорочного зачатия был зафиксирован один-единственный раз за всю историю? От кого мне рожать? Давай, предлагай свои варианты, я рожу!

Мать.              Ну…. Ну… Я не знаю. Как-то ведь находят женщины себе мужей.

Мария.           Находят те, кому в детстве не запрещали с мальчиками разговаривать.

Мать.              Ну а что ты хочешь? Ты помнишь, какой разврат тогда на улицах творился? Я боялась за тебя! Я не хотела, чтобы ты выросла такой же проституткой, как твои одноклассницы!

Мария.           Зато теперь все мои проститутки-одноклассницы давным-давно замужем и у них уже свои проститутки подрастают!

Мать.              Знаешь, ты тоже могла бы как-то поактивнее себя вести….

Мария.           Когда мне было двенадцать, ты меня закрыла дома на все каникулы за то, что мы с соседским мальчиком попали под дождь, и шли, прижавшись друг к другу, в одной куртке на двоих….

Мать.              Разве может девочка позволять себе….

Мария.           В мои шестнадцать ты узнала, что Паша провожает меня до дома, и добилась его отчисления из школы за прогулы…. В двадцать появился Витя. Я до сих пор удивляюсь, как я с ним вообще умудрилась познакомиться, потому что, если ты помнишь, ходить на дискотеки и студенческие праздники ты мне запрещала, а на нашем факультете учились только девочки. Витя даже был готов жениться, но ты трындела, что мне нужно учиться, а не забивать голову глупостями….

Мать.              Потому что тебе нужно было учиться! У тебя на носу был выпускной курс!

Мария.           Восемь лет назад у меня появился Валера. Запретить ты мне к тому времени уже ничего не могла, но именно с появлением Валеры у тебя резко обострились проблемы с сердцем и давлением!

Мать.              Что ты такое говоришь? Он был женат – этот твой кабель Валера!

Мария.           Он не жил с женой!

Мать.              Но он был женат. Я узнавала, Таисия Павловна – его соседка говорила….

Мария.           Да к черту Таисию Павловну! Ты устраивала мне истерики каждый раз, как только я собиралась на свидание. А если я все-таки уходила, у тебя случался сердечный приступ!

Мать.              Потому что у меня больное сердце, ты сама это прекрасно знаешь!

Мария.           А теперь ты меня спрашиваешь – почему я не замужем и у меня нет детей? Лучше себя спроси.

Мать.              Замечательно! Спасибо, доченька, за то, что все по полочкам разложила! Прости, что не отпускала тебя на гулянки непонятно с кем, прости за то, что ты мне в шестнадцать лет в подоле не принесла….

Мария.           Принесла бы в подоле в шестнадцать, он бы уже взрослый был. Институт бы закончил.

Молчание. Мария нервно вертит в руках пульт от телевизора. Видно, что ей очень тяжело сдерживать себя, чтобы не закричать и не заплакать.

Мать.              Машунь, ты чего?

Мария.           Все, мам, давай закончим этот разговор!

Мать.              А салатик тебе сделать с гренками? Ну, этот, как его, иностранный, который ты любишь…. Цезарь!

Мария.           Мам! Просто оставь меня одну.

Мать.              Как я тебя одну оставлю, я же вижу, в каком ты состоянии! Доченька, красавица моя, ну что ты из-за каких-то мужиков так расстраиваешься? Да ни один из них мизинца твоего не стоит!

Мария.           Мам…. Я тебя очень прошу….

Мать.              А вот у тети Лиды какой хороший сын – Алешка! Высокий, красивый, и все один. Не везет человеку в жизни. А сердце-то у него какое доброе, а характер какой замечательный!

Мария.           Откуда ты знаешь, что у него замечательный характер?

Мать.              Так мне тетя Лида сказала. Может, это…. В гости их пригласим?

Мария.           Мама, все, не надо никаких гостей! Выйди из моего комнаты, я сказала!

Мать.              Ты опять агрессивничаешь?

Мария.           (кричит) Выйди из моей комнаты!!! Я кому сказала! Выйди немедленно!

Мать.              Все, ухожу! Психанутая! Да кто на тебе такой женится, на такой психанутой!?

Мать выходит из комнаты. Мария включает телевизор, прибавляет громкость. Комната наполняется звуками любви. Мария утыкается в подушку и молотит ее кулаками. Затем успокаивается, засыпает.

И вдруг комната Марии озаряется светом, и в комнату залетает ангел при полном марафете – во всем своем божественном сиянии.

Ангел.            Ну, здравствуй, Мария!

Мария отрывает голову от подушки, смотрит на ангела.

Мария.           Здравствуй, ангел мой хранитель, если это, конечно, ты.

Ангел.            А кто же еще? (Морщится от стонов) Выключи ты это порнографическое искусство!

Мария.           Ага! Значит, все-таки искусство!

Ангел.            Сосредоточиться мешает.

Мария выключает телевизор.

Ангел.            Ну, рассказывай, как живешь, грешница?

Мария.           Почему сразу грешница? Я всего только в двух отношениях состояла.

Ангел.            По грешной земле ходишь, значит, грешница и есть.

Мария.           А ты че прилетел-то?

Ангел.            А прилетел сказать тебе – хорошая ты женщина, Маша. Демоны над Россией кружатся, разорвать ее хотят на части, не осталось больше богатырей на земле русской, кто Россию – родину нашу, откуда все святые были родом, защитит? На тебя вся надежда, Мария. Надо новых богатырей рожать, коли старые никуда не годятся.

Мария.           Так от кого рожать-то, ангел? Скажи – ты ведь посланник божий.

Ангел.            Слушай свое сердце, Мария! Оно все знает!
Ангел улетает в открытую форточку. Мария трет глаза.

2.

Квартира Марии и ее мамы. В большой комнате накрыт стол. Мать суетливо что-то переставляет на нем. В комнату заходит Мария.

Мать.              Машунь, а ты почему не нарядилась?

Мария.           Я нарядилась.

Мать.              Но это же твое рабочее платье!

Мария.           И что?

Мать.              Мне кажется, оно какое-то слишком строгое.

Мария.           То есть ты хочешь сказать, что оно недостаточно блядское для такого события?

Мать.              Ну зачем, зачем ты опять употребляешь эти гадкие слова?

Мария.           От тоски по несбывшимся мечтам!

Мать.              Впереди такой вечер, такой важный день, а ты опять не в духе!

Мария.           Почему же не в духе? Я в предвкушении!

Мать.              Только не вздумай проговориться, что ты не умеешь готовить! Запомни, вот эти салаты приготовила ты!

Мария.           Как все это грустно, мама! А где же наши извечные постулаты: «Женщина – не кухарка, а личность»?

Мать.              И не говори при тете Лиде слово «постулаты»! Она подумает, что это что-то нехорошее.

Мария.           Договорились. Но тогда ты тоже не начинай, хорошо?

Мать.              Что не начинать?

Мария.           Ну вот это вот свое, что ты любишь….

Мать.              Что я люблю? Я не понимаю. Какую гадость ты опять вспомнила про мать?

Мария.           У нас товар, у вас купец. Давай без этого, ладно?

Мать.              А что в этом такого? Нормальная присказка. Что тебе опять не нравится?

Мария.           Потому что это смешно, мама!
Мать.              Что тут смешного? Я же в шутку это говорю, не в серьез.

Мария.           Вот потому и смешно!

Мать.              Все, что я делаю тебе смешно! Хорошо, я буду молчать. Я сяду и не пророню ни слова! Можно подумать, я не для тебя стараюсь? Я пять часов сегодня простояла у плиты, у меня еле ноги ходят! Хоть бы спасибо сказала!

Мария.           Спасибо.

Мать.              Я умру, что ты будешь делать? Ты же не постирать, не приготовить! Ты же при забитом холодильнике с голоду помрешь!

Мария.           Мамочка, все…. Спасибо тебе. Ты у меня молодец. Самая лучшая мама на свете. Не кипятись. Можешь называть меня товаром, если тебе так хочется, только сразу предупреждай, что у него срок годности истек.

Мать.              Ну что ты такое говоришь? Ты у меня еще девочка совсем.

Мария.           Припевочка.

Звонок в дверь.

Мать.              Они! Господи, я переодеться не успела! Машка – открывай, я быстро!
Мать бежит в свою комнату, Мария идет открывать. На пороге – тетя Лида и ее сын, Алеша. Тетя Лида пытается впихнуть в руки сыну цветы, Алеша отбивается.

Алеша.           Да убери ты от меня этот веник, не буду я!

Алеша замечает Марию.

Мария.           Здрасьте.

Алеша.           (забирает у матери цветы, протягивает их Марии) Цветы возьмите!
Мария.           Спасибо. Люблю розы.

Тетя Лида.     Это с моей дачи, особый сорт.

Мария.           Как интересно! Проходите.

Гости проходят в квартиру.

Тетя Лида.     (Осматриваясь) А ремонта, я смотрю, у вас давно не было….

Алеша.           Мама!

Мария.           Ну что вы, это такой стиль, олдскул называется. Последний писк моды.

Тетя Лида.     Да? А с виду и не скажешь.

Мария.           Хороший дизайнер попался.

Тетя Лида.     Серьезно?

Мария.           Абсолютно.

В прихожую выскакивает мать Марии.

Мать.              Лидочка, здравствуй! Давно не виделись!

Тетя Лида.     Да ты, я смотрю, все нас стороной обходишь, Наташа! Как последний раз на восьмое марта забегала, так и не слыхать тебя.

Мать.              Дела, все дела, бегаю, кручусь…. Ой, а Алешка-то как вырос!

Алеша.           Да я вроде за три последних месяца не сильно изменился….

Мать.              (смущенно) Ну я и говорю – не изменился совсем. Все такой же богатырь! Ой, это ты Машуне что ли такие красивые цветочки принес?

Тетя Лида.     Розы, особый сорт.

Мать.              Какая красота! Да что же мы в коридоре все топчемся? Проходите, гости дорогие….

Алеша.           А куртку куда можно повешать?

Мария.           (на автомате) Повесить.

Мать гневно смотрит на Марию.

Мария.           Давайте мне.

Все проходят в большую комнату.

Тетя Лида.     Так, а где у вас тут руки можно помыть?

Мария.           Я провожу.

Тетя Лида.     Алеша, пошли.

Алеша.           Мама!

Тетя Лида.     Ты в автобусе за грязные поручни держался, дизентерию захотел?

Алеша.           Да я помою, помою.

Мария провожает гостей в ванную комнату, возвращается.

Мать.              Ты помнишь?

Мария.           О чем?

Мать.              Вот этот и этот салат готовила ты.

Мария.           Как они хоть называются?

Мать.              Вот этот – «Мимоза», а вот этот….  Мешанина с яйцами, не помню, хоть убей…. 

Мария пробует салат.

Мать.              Что, как он тебе?

Мария.           Главное, что с яйцами.

Мать.              Я про Алешу. Как тебе Алеша?

Мария.           Ну вот примерно также….

В комнату возвращаются тетя Лида и Алеша.

Мать.              Присаживайтесь.

Гости рассаживаются по местам.

Мать.              Алеша, не стесняйся, чего тебе положить?

Алеша.           Вот этого вот….

Мать.              Маша, положи Алеше салат. Это Машуня у меня сама готовила. Она у меня кулинар, да еще какой!

Алеша.           (ест) Очень вкусно! А как называется?

Мария.           (с укором смотрит на мать) Последний шанс.

Тетя Лида.     Какое романтическое название.

Мария.           Да. Старинный французский рецепт.

Тетя Лида.     Как это замечательно, когда женщина умеет готовить. Я вот Алеше каждое утро собираю на работу судочки. Потому что эта их столовая – одна сплошная дрянь. У Алешеньки гастрит, ему нельзя жаренное, только запечённое. Но никому нет до этого дела, одна сплошная дрянь.

Алеша сидит красный, словно рак.

Мария.           Алексей, а где вы работаете?

Алеша.           Я программист.

Мария.           Как интересно! А какие программы вы пишете?

Алеша.           Пишу прикладной софт для голых осей, написанных системщиками.

Пауза.

Мария.           А-а-а. Понятно.

Тетя Лида.     Алешенька очень много работает. Он закончил университет с отличием. И за всю жизнь ни разу не напился.

Алеша.           Я пил! Ты просто не знаешь!

Тетя Лида.     За всю жизнь ни единого раза! Его отец был алкоголиком, но Алеша поборол в себе эти гены. А все потому, что в детстве я ему всегда говорила – ты единственное, что у меня есть, без тебя моя жизнь – ничто. Я всю жизнь посвятила сыну и считаю, что могу своим сыном гордится!

Мать.              А моя Машенька играет на пианино, а еще она знает два языка. Английский и французский. Маша, скажи по-французски, как это будет – ну, известное…. Про я не ел три дня….

Мария.           Мама, я не хочу.

Мать.              Ну скажи – ты же умеешь.

Мария.           Мама!

Мать.              Ты опять начинаешь?

Мария.           Я не начинаю, просто перестань и все!

Алеша.           Кстати, а вы знаете, что в Японии родился козленок, выращенный в искусственной матке?

Мария.           Я очень рада за этого козленка. Потому что эта искусственная матка не помешает ему вырасти настоящим козлом. Таким козлом, каким он сам захочет быть. Не будет каждый божий день талдычить одно и то же, одно и то же: «Я на тебя всю жизнь положила, я тебя выносила, я тебя вырастила, и теперь не смей, не смей быть собой, не смей жить своей жизнью, потому что я, я, я, ты слышишь, я носила тебя девять месяцев под сердцем, и ты мне должен, должен, ты мне обязан, потому что я твоя мать, и ты никого не имеешь права любить, кроме меня».

Пауза.

Мать.              Маша, что ты опять такое говоришь? Как ты можешь? Я всю жизнь тебе посвятила, а ты говоришь такое….

Мария.           А я тебя просила посвящать мне жизнь?

Мать.              Я никогда не думала, что ты вырастешь такой жестокой! Когда твой отец нас бросил, ты сама знаешь – чего мне это стоило – вырастить тебя, поднять на ноги! Да я света белого не видела, ни дня без продыху, а ты сейчас говоришь такое! Ну иди к своим козлам, если тебе так хочется, если мать тебе до лампочки!

Мать плачет.

Тетя Лида.     Алеша, собирайся, мы уходим!

Алеша.           Мам!

Тетя Лида.     Наташа, нам пора, как-нибудь в другой раз….

Тетя Лида и Алеша встают из-за стола.

Алеша.           Извините. Неловко вышло.

Мать.              (Сквозь слезы) Это вы нас извините.

Тетя Лида и Алеша уходят. Мать плачет.

Мария.           Мам…. Мамочка…. Ну перестань! Накапать тебе валерьянки?

Мать.              Ничего не нужно. Иди – гуляй! На похороны можешь не приходить.

Мария.           Мамочка, ну зачем ты? Ну все, все, успокойся. Я никуда не собираюсь. Я с тобой. Ну прости, опять погорячилась, прости, ну?

Мария обнимает мать.

Мать.              Зачем ты это устроила?

Мария.           Потому что это все ужасно…. Ужасно, понимаешь? Я себя каким-то животным на случке ощущала.

Мать.              Он хороший парень.

Мария.           Зачем нам кто-то? Жили же как-то вдвоем, и еще сто лет проживем.

Мать.              Но ребенок-то нам нужен?

Мария.           Из детского дома возьмем.

Мать.              Нет, мне свой нужен, кровный.

Мария.           Ну рожу я тебе ребенка, не переживай. Только не плачь, пожалуйста.

Мать.              Мартышка моя любимая. Помнишь, я тебя в детстве мартышкой называла?

Мария.           Конечно, помню…. А еще макакой с красной какой.

Обе смеются. Мать прижимает Марию к себе, Мария гладит мать по голове.

3.

Комната Марии. Мария сидит перед зеркалом, красится. В комнату заходит мать.

Мать.              Маша, я тут прочитала, что перед таким свиданием надо настой ромашки однобокой попить. Я заварила, попробуй?

Мария.           А я слышала, что настой виноградного сока в этом деле лучше помогает.

Мать.              Не смей там пить! Больного ребенка захотела?

Мария.           Шучу. Посмотри, нигде не смазалось?

Мать смотрит на дочь.

Мать.              Красавица моя! Главное, запомни две вещи: не показывай, что ты умная и не будь дурой!

Мария.           И первое, и второе трудновыполнимо.

Мария красит губы ярко-красной помадой.

Мать.              Ой, Машка…. Что-то я боюсь за тебя. А ты уверена, что у тебя именно сегодня?

Мария.           Да. Тест показал, анализы подтвердили. Именно сегодня тот самый день, когда я могу забеременеть. Пятница – все сходится как нельзя лучше!

Мать.              Маш…. А ты уверена, что этот твой бар – он безопасный? Тебя там точно не изнасилуют?

Мария.           Будем надеяться, что все-таки изнасилуют.

Мать.              Ну что ты такое говоришь? А если тебя и вправду….

Мария.           Мама, а куда я по-твоему иду?

Мать.              За ребенком.

Мария.           Это понятно. А что я, по-твоему, собираюсь сегодня сделать?

Мать.              Зачать малыша.

Мария.           Какие красивые обороты, мама.

Мать.              Ты не бойся. Когда все начнется, думай о нашем с тобой будущем счастье и читай «Отче наш».

Мария.           Это непременно.

Мать.              И главное, будь осторожна, смотри, чтобы тебя не изнасиловали!

Мария.           Я так чувствую, мне самой придется кого-нибудь изнасиловать.

Мать.              И запомни, твоя любимая передача – «Пусть говорят с Андреем Малаховым», а не «Культурная революция»!

Мария.           Ты – просто кладезь народной мудрости, мама!

Мать.              Да, пусть не бешено, но жизнь меня в женском смысле покрутила! Я знаю, что такое мужики!

Мария.           То есть во множественном числе?

Мать.              Что ты цепляешься к словам?! Твой отец, ты знаешь, сколько ужаса я от него вытерпела! Он вел развратный образ жизни, и в итоге даже отрастил бороду!

Мария.           Каков негодяй!

Пауза.

Мать.              Машенька…. Я знаю, ты не приемлешь этого, но давай помолимся?

Мария.           Мама!

Мать.              А что? Дева Мария – твоя покровительница, еще никого в беде не оставляла! Я сейчас!

Мать выбегает из комнаты и тут же возвращается с иконой.

Мать.              Я такую молитву в журнале «Красота и здоровье» вычитала, она гарантированно поможет!

Мария.           Ок. Я просто покиваю головой.

Мать.              О, Пресвятая Дево, Мати Господа Вышняго, скоропослушная заступнице всех, к Тебе с верою прибегающих! Призри с высоты небеснаго величия Своего на меня непотребную, припадающую к иконе Твоей! Услыши скоро смиренную молитву мене грешной и принеси ю к Сыну Своем; умоли Его, да озарит мрачную душу мою светом….

Мария.           Все, мама! Уже озарила!  Я пошла!

Мать.              А для кого я ее наизусть учила?

Мария.           Для девы Марии! Все!

Мария целует мать.

Мать.              Машенька, подожди. И вот еще, возьми….

Мать кладет Марии в сумку два клубка шерсти.

Мария.           Это еще зачем?

Мать.              Незаметно положишь себе туда, ну, ты понимаешь, куда, а потом перед тем, ну, ты понимаешь, перед чем, тихонечко вытащишь…

Мария.           Мама!

Мария выходит из комнаты.

 

Читать далее - часть 2

 

 

Просмотров: 2542 | Добавил: Alex70050 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Поиск

Календарь

«  Декабрь 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

Архив записей

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz